... время собирать камни ...   


САЙТ ВОЕННЫХ ФИНАНСИСТОВ

 выпускников и сотрудников Военного финансово-экономического университета



Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2014 » Август » 7 » Финансы армии в годы Первой мировой войны /части 4 и 5/
14:52
Финансы армии в годы Первой мировой войны /части 4 и 5/
 

4. Денежное довольствие военнослужащих, его изменения в годы войны

В годы мировой войны на содержание военнослужащих расходовалась значительная часть сметы военного ведомства —  примерно 40 проц. По сравнению с прошлыми войнами этот показатель несколько снизился (раньше — три четверти) ввиду усиления технического оснащения армии и соответственно роста затрат на приобретение оружия и техники, их содержание и эксплуатацию.

Вопросам денежного довольствия военнослужащих придавалось исключительно большое значение, они нередко освещались в печати, обсуждались предложения по изменению оплаты службы военнослужащих.

 В повестке дня Государственной Думы не раз эти вопросы служили предметом острых дебатов. Профессор интендантской академии Ф. А. Макшеев писал: «Правильное решение вопроса о размере денежного содержания офицеров и военных чиновников весьма важно. От этого в значительной степени зависит благоприятное разрешение вопросов комплектования вполне подходящим личным составом. Военная профессия не должна оплачиваться хуже других профессий государственной службы. Военная карьера не должна быть менее привлекательной, чем другая карьера»[1].

Денежное довольствие офицерского состава делилось на постоянные отпуска и выплачиваемые в особых случаях. К постоянным выплатам относились: жалованье, деньги столовые, квартирные, фуражные, на наем прислуги, представительские. Выплачиваемыми в особых случаях считались путевое довольствие, единовременные выдачи, вознаграждения, добавочное жалованье за ордена и др.

Размер жалованья, как и прежде, определялся подавляющему большинству офицеров и генералов согласно их воинскому званию (таблица 1). Упоминавшийся уже профессор Ф. А. Макшеев в том же труде отмечал преимущества этого правила. «Оклад по чину,— писал он,— это подчеркивает значение чина, что в военном быту очень важно, так как чины определяют взаимоотношения военных... Главную составную часть содержания офицеров, где бы они ни служили, должно составлять жалованье по чину. Чину должно быть дано подобающее значение, иначе он утрачивает смысл, к нему теряется уважение». Генералам и офицерам на административных должностях жалованье устанавливалось соответственно занимаемым должностям с указанием их в штатах, причем размер этого жалованья был ниже, чем по чину.

 

Таблица 1

 

Размер денежного довольствия генералов и офицеров с 1859 года по 1917 год[2]

(в руб. в год)

  

 

Некоторые генералы и офицеры имели право на получение «усиленных», т. е. увеличенных окладов, в том числе за службу в отдаленных местностях (в военных округах: Петербургском, Казанском, Кавказском, Туркменском, Омском, Иркутском, Приамурском), а также слушатели военных академий и офицеры постоянного и переменного состава офицерских школ.

Особые привилегии сохранялись за службу в гвардии, офицерам гвардейских частей оклад по чину определялся выше на одну ступень своего звания (например, подпоручику — как поручику).

В военной печати в предшествующие войне годы широко обсуждался вопрос об увеличении окладов офицерам, он рассматривался в Государственной Думе. Признавалось явно невысокое материальное обеспечение офицеров войск. «Вопрос о содержании, достаточном для приличного офицерского звания существования, является одним из серьезных в устройстве офицерского быта. В наиболее трудном материальном положении — офицерский состав строевых частей»[3].

По заключению начальника Генерального штаба, главной причиной 50—60-процентного некомплекта офицеров в некоторых частях войск после русско-японской войны являлось недостаточное их обеспечение. Военное министерство заботилось о том, чтобы создать для офицерского состава такие жизненные условия, при которых забота о хлебе насущном отпала бы, и они целиком отдавали все свое время служебной работе. С этой целью денежное содержание офицеров войск было повышено двумя способами.

Первый из них. С января 1909 года увеличивается оклад жалованья путем выдачи строевым офицерам, проходившим службу в строевых частях и управлениях, особых «добавочных денег» соответственно чину: полковнику и подполковнику — 480 руб. в год, капитану —360 руб., штабс-капитану — 300руб., поручику — 240 руб., подпоручику — 180 руб., прапорщику — 120 руб.

Второй способ. Введены такие же деньги за длительное пребывание в одном и том же воинском звании. Дело в том, что на материальном положении офицеров отрицательно сказывалось медленное продвижение по службе, поскольку в этом случае не могло быть присвоено очередное воинское звание. Как отмечал генерал А. А. Брусилов, процент вакансий на должности командиров отдельных частей был очень мал и поэтому подавляющее большинство офицеров армии увольнялось по возрасту в звании капитана или подполковника. Невольно армейские офицеры апатично смотрели на свою долю[4]. Чтобы в некоторой мере ограничить неблагоприятное влияние пребывания офицеров длительное время в одном и том же звании, вводится дополнительная прибавка к жалованью офицерам, проходившим службу в строевых частях, с учетом выслуги в определенном звании (штабс-капитану и капитану после 4-х лет пребывания в этом звании — 120 руб. в год, подполковнику и полковнику после 5 лет соответственно — 180 руб. в год).

Таким образом, командир батальона, подполковник, мог получить в год к окладу жалованья в 1080 руб. дополнительно 660 руб. (480 + 180), а командир роты, капитан, к 900 руб.— 480 руб. (360 + 120).

По утверждению начальника Генерального штаба, меры по увеличению денежного содержания не могли не сказаться положительно на пополнении и качестве корпуса офицеров, в последние годы перед войной очень много молодых людей с высшим образованием поступило на военную службу[5].

Дополнительные постоянные прибавки к жалованью полагались офицерам, проходившим службу в отдаленных местностях. Размер их зависел от места расквартирования воинской части и продолжительности непрерывной службы офицера в отдаленных краях. При назначении на службу в эти края выплачивалось также пособие на подъем и обзаведение, размер которого определялся согласно семейному положению и пункту новой службы офицера.

Добавочное денежное содержание перед войной было введено офицерам летчикам, причем ежемесячно и в довольно крупной сумме (200 руб.). Правда, оно могло выплачиваться не более шести месяцев в году и лишь в те месяцы, когда они находились в воздухе определенное количество часов. На таких же основаниях предусматривалось дополнительное содержание членам экипажей аэростатов.

Столовые деньги выплачивались офицерскому составу от командира роты включительно и выше, размер их устанавливался по занимаемой должности. Особенно большие суммы столовых денег продолжали получать генералы и командиры полков. По некоторым должностям были установлены «усиленные», т. е. повышенные оклады столовых денег, в том числе по должностям военно-окружного управления, корпусного и дивизионного интендантства.

Младшим офицерам, командирам взводов, столовые деньги не полагались. Возмещение расходов на питание им производилось таким же путем, как и в прошлом столетии.

Квартирные деньги продолжали выплачивать офицерам, которым не были предоставлены казенные квартиры. Размер их зависел от места проживания (населенным пунктам присваивался один из 8-ми разрядов) и звания офицера. Для примера, размер квартирных денег был таков: в местности по 1-му разряду ротному командиру причиталось 544 руб. в год (при жалованьи 900 руб. в год), генерал-майору — 1666 руб. в год, в том числе на наем квартиры — 1332 руб. (при жалованьи 1800 руб.).

 

Таблица 2

 

Размер квартирных денег генералам и офицерам в 1913 году[6]

(в руб. в год)

 

 

Фуражные деньги на прокорм лошади выплачивались генералам и офицерам, которые обязаны были иметь собственных верховых лошадей.

Перечень должностных лиц, которым положены представительские деньги, определялся штатами и распоряжением военного министра. В войсках эти деньги в течение ряда лет полагались: командиру корпуса — 1500 руб. в год, командиру дивизии — 1500 руб. и командиру бригады — 1200 руб.

К денежным отпускам офицерскому составу, выплачиваемым в особых случаях, относилось путевое довольствие[7]. Оно включало прогонные деньги на оплату проезда (в том числе на лошадях) в связи с определением на службу, переводами, командировками. Например, генерал-лейтенанту, командиру дивизии, оплачивали проезд на 12-ти лошадях, полковнику — на 5-ти. Вместо «прогонов» разрешалось, по желанию военнослужащих, получать проездные документы на проезд по железной дороге[8]. Суточные деньги подразделялись на командировочные, лагерные, походные и караульные. Они выплачивались: командировочные — при служебных командировках, лагерные — за время пребывания в лагерях, походные — за время передвижения в составе войск и подвижных сборов, караульные — за время несения караульной службы.

Единовременные выплаты предусматривались различным группам военнослужащих. Представляет интерес материальное поощрение обучения в военных академиях и первичного производства в офицеры. При зачислении на первый курс академии офицерам выдавалось пособие на книги и учебные припасы — 140 руб., при переводе на следующие курсы — по 100 руб., по окончании академии — годовой оклад содержания. При первичном производстве в офицеры полагалась выплата единовременного пособия на обзаведение в сумме 300 руб., а окончившим военные училища — дополнительно на покупку лошади и седла[9].

Награды, вознаграждения за отличную службу выплачивались в виде добавочного жалованья офицерам за заслуги и обстоятельства службы. Некоторым оно выдавалось в течение всей воинской службы ежемесячно, независимо от занимаемой должности и получаемого оклада, в том числе и с повышением оклада при назначении на другую должность. Другим добавочное жалованье назначалось лишь на определенный период, который указывался при оформлении документально этого жалованья.

Прибавочное жалованье в связи с награждением военнослужащих военным орденом или медалью назначалось из оклада по тому званию, в котором состоял военнослужащий на день совершения подвига. Кавалерам 4-й степени выплачивалась одна треть годового оклада, 3-й степени — две трети, 2-й степени — полный оклад, 1-й степени — полтора оклада.

В 1912 году в «Интендантском журнале» изложена история развития системы денежного содержания офицеров в течение полустолетия, начиная с 1859 года, когда установлен новый табель окладов офицерского жалованья.

За 50 лет больше всего увеличилось денежное содержание командиров рот, батальонов и младших офицеров (примерно в 3 раза), у командиров полков и дивизий оно возросло в 1,6—1,8 раза. Правда, следует иметь в виду, что база исчисления этого увеличения была совершенно несравнима: оклады младших офицеров были гораздо ниже окладов старших офицеров, особенно генералов.

Многие положения о денежном довольствии военнослужащих в мирные годы были сохранены и на военное время. Вместе с тем в денежное довольствие военнослужащих войск действующей армии были внесены немалые изменения[10].

Прежде всего следует отметить, что весь офицерский состав получал увеличенный оклад жалованья в тех размерах, которые установлены в 1899 году. Как и в прошлые войны, выплачивались «порционы», чтобы учесть особые условия и дороговизну походной жизни. По своему назначению они делились на походные — со дня мобилизации и полевые — за время пребывания на театре войны (полевые в два раза больше походных). Каждой офицерской должности приказом военного министра присваивался разряд, согласно которому устанавливалась сумма порционных денег. Максимальный их размер — 20 руб. и 10 руб. в день (командиру корпуса), минимальный — 2 руб. 50 коп. и 1 руб. 25 коп. (командиру взвода), т. е. разница в размерах по этим должностям — в восемь раз.

Среди единовременных пособий в первую очередь следует отметить военно-подъемные деньги, которые полагались офицерскому составу на обзаведение предметами, необходимыми для похода (походной одеждой, снаряжением). Их размер был установлен в зависимости от чина (генералам — 250 руб., штаб-офицерам — 150 руб., другим офицерам — 100 руб.). Военно-подъемные деньги выплачивались в двойном, полуторном и обыкновенном размерах. Перечень должностей, исполняя которые военнослужащий имел право на получение увеличенного пособия, утверждал военный министр. В двойном размере, например, получали строевые командиры в войсках, в полуторном — в штабе фронта и армии.

Ряд единовременных пособий был предусмотрен ввиду того, что офицеры обязаны были иметь собственных лошадей, повозки. В связи с этим полагалось пособие на обзаведение лошадью, приобретение перевозочных средств (экипажа или повозки) , сбруи, седел, вьюков.

Небезынтересно отметить, что на фронте по материальному обеспечению была выделена группа лиц высшего командного состава, которым установлены существенные преимущества в денежном довольствии. Сделано это было путем введения добавочных денег в очень крупных суммах. Так, Главнокомандующий армиями фронта получал в год этих денег в сумме 12 тыс. руб., командующий армией — 8 тыс., главный начальник снабжения армий фронта — 5700 руб. Помимо этого, этим же лицам предусматривались в повышенных размерах столовые деньги. Главнокомандующему армиями фронта они полагались в размере всей суммы добавочных денег, командующему армией — их половины.

Представляет определенный интерес денежное обеспечение раненых военнослужащих и оказавшихся в плену.

По прибытии в лечебное учреждение военнослужащий представлял на имя начальника учреждения письменное заявление с указанием всех видов денежного довольствия, которые он получал ко времени убытия из воинской части. В нем он сообщал также, какая часть денежного довольствия выплачивалась его семье. Кроме жалованья и столовых денег, офицерский состав получал суточные деньги: в госпитале — 75 коп. в сутки, при лечении на собственной квартире — 1 руб. в сутки.

Офицерам, раненым или заболевшим на ТВД, выдавалось пособие с целью оказания помощи, так как при выходе из лечебного учреждения они временно могли оказаться в затруднительном материальном положении. Размер пособия определялся в зависимости от различных обстоятельств и семейного положения в пределах: для генералов и полковников — от 200 до 300 руб., штаб-офицеров — от 150 до 250 руб., прочих офицеров — от 100 до 200 руб., нижних чинов — от 10 до 25 руб. Согласно правилам выдачи пособий раненым, оно выплачивалось за счет средств военного фонда, а решение о его размере принимал начальник Главного штаба.

Раненые офицеры, которые на фронте лишились части своего имущества, могли претендовать на пособие в сумме не более полагавшихся военно-подъемных денег. На фронте такое решение принимал командир корпуса, а в тылу, в случае эвакуации офицеров ввиду ранения или болезни,— командующий войсками военного округа.

Пособие с цепью оказания материальной помощи могло быть назначено и семье военнослужащего, глава которой был убит, умер от ран или болезни или безвестно отсутствовал.

При убытии из лечебного учреждения на фронт единовременные пособия военного времени выплачивались не один раз, а при каждом возвращении в действующую армию из лечебного учреждения.

Офицерам, оказавшимся в плену, если они не были на военной службе у неприятеля, по прибытии из плена выплачивалось жалованье за все время нахождения в плену (с зачетом выданного семье). Семьям пленных офицеров выплачивалась половина его жалованья и столовых денег, квартирные деньги в полном размере и, кроме того, пособие на наем прислуги, если оно положено было офицеру перед пленением.

Денежное довольствие нижних чинов (военнослужащих срочной и сверхсрочной службы). Срочнослужащие находились на полном бесплатном казенном содержании (помещение, продовольствие, одежда и прочие услуги). Им отпускалось незначительное денежное жалованье, которое главным образом предназначалось для того, чтобы предоставить им необходимые карманные деньги на покрытие тех небольших потребностей, на которые не отпускались казенные деньги.

Оклад жалованья нижним чинам срочной службы был основным и усиленным (в отдаленных местностях и на ТВД), годовой размер их определялся по воинскому званию.

 

Таблица 3

 

  Основной оклад Усиленный оклад
Фельдфебель 72 108
Ст. унтер-офицер 48 72
Мл. унтер-офицер 12 18
Ефрейтор 7-20 10-80
Рядовой  6 9

   

Армия была заинтересована в сверхсрочнослужащих, поэтому сделать их службу заманчивой стремились и с помощью достаточного обеспечения из казны. Оклад жалованья им устанавливался по шкале окладов военнослужащих срочной службы, но для повышения их материального положения с целью заинтересованности в военной службе им выплачивалось:

добавочное жалованье (ежегодно от 280 до 400 руб. в зависимости от звания и продолжительности службы);

единовременное пособие за два года службы — 150 руб., за десять лет: прапорщикам — 100 руб., унтер-офицерам — 500руб.;

квартирные деньги в размере половины от норм для офицерского состава;

пенсия за 15 лет службы в размере 96 руб. в год.

Следует отметить одно обстоятельство, характеризующее денежное довольствие не с лучшей стороны. Речь идет об обязательных, в очень больших размерах, вычетах из денежного довольствия. Перечень этих вычетов высылался во все военные училища перед выпуском в офицеры, чтобы они, молодые офицеры, знали, какие расходы их ожидают с первых шагов службы в полку.

В гвардии и некоторых других частях удержания были исключительно чрезмерными. Здесь офицеры должны были жить не на жалованье, а на собственные доходы. Поэтому и комплектовались офицерами эти части молодежью из высших слоев общества, привилегированных классов.

Перечень обязательных вычетов доходил более чем до двух десятков, в том числе: в офицерский заемный капитал, офицерское собрание, на устройство полковых праздников, товарищеских и лагерных обедов, случайные вычеты (на подарки и проводы), вступительный взнос молодых офицеров по прибытии в полк и др. Нормальными считались удержания примерно 400 руб. в год, а в «полках широкой натуры» они доходили до 780 руб. и даже больше 1000 руб. и тогда почти все жалованье младших офицеров оказывалось в вычтенных суммах[11]. На заседании Государственной Думы приводился пример удержаний у одного подпоручика в 1906, 1907 и 1908 годах. В одном месяце было удержано все жалованье, в другие месяцы ему оставалось от одного до восьми рублей. Такое положение с удержаниями из денежного довольствия считалось «тяжелой язвой офицерского быта»[12].

 

Банкет в полковом офицерском собрании

 

Конечно, на фронте далеко не все денежные выплаты оказались оправданными с точки зрения достижения боевых успехов. Генерал А. А. Брусилов, командующий армией, свидетель­ствует, что в войну формировались партизанские отряды по образцу Отечественной войны 1812 года, причем строго выдерживался шаблон того времени, хотя условия для действий партизан в мировую войну были совершенно другими. В частности, неприятельский фронт был сплошным и воздействовать партизанам на его коммуникации, как в 1812 году, не было никакой возможности. С горечью А. А. Брусилов заключает, что в конце концов весной 1916 года партизаны были расформированы, не принеся никакой пользы, а стоили они громадных денег[13].

 

Таблица  4

 

Цены на продовольственные и промышленные товары

с середины XVIII века до начала XX века[14]

                                              Примечание: цены приведены в копейках.

 

 

5. Новый пенсионный устав 1912 года. Организация обеспечения семей погибших воинов

В период русско-японской войны и после ее окончания в печати не раз обсуждались вопросы пенсионного обеспечения офицеров и их семей. Отмечались такие крупные недостатки, как назначение пенсии лишь при наличии не менее 25 лет выслуги, резкая разница в размерах пенсий (за 25 лет — 50 проц. жалованья, а за 35 лет — полный оклад). Офицеры предлагали «дать армии хороший пенсионный устав... Выслуга пенсии должна начинаться уже после десяти лет службы и затем за каждый последующий год следует прибавлять известную долю до тех пор, пока не будет выслужен полный оклад. Такой пенсионный устав даст возможность в каждый данный момент, без всякого сострадания, удалять из армии непригодных для нее офицеров. При теперешнем же порядке, когда выслуга пенсии начинается лишь после 25 лет, поневоле приходится терпеть на службе и неподходящий элемент»[15].

С 1827 по 1912 год, т. е. на протяжении 85 лет, пенсии назначались по пенсионному уставу 1827 года, подвергавшемуся критике за то, что пенсионное обеспечение недостаточно было увязано с прохождением службы и денежным содержанием генералов и офицеров.

С целью устранения несовершенства этого устава, после окончания войны с Японией, введены в действие «Временные правила о добавочных пенсиях», которые были распространены на строевых офицеров. Путем выплаты этих пенсий стремились добиться не только увеличения размера пенсии, но и создания условий для омоложения офицерского корпуса армии. По свидетельству генерала А. И. Деникина, до начала мировой войны имевшего немалый стаж службы в войсках, в результате этих изменений в пенсионном обеспечении, а также новых аттестационных правил и проверки знаний старших офицеров, начался как добровольный уход офицеров из армии, так и их «принудительное отсеивание». В течение 1906—1907 гг. было уволено и заменено от 50 до 80 процентов начальников, от командира полка до командующего войсками округа[16].

Временными правилами вводилось новое, довольно разумное, правило назначений пенсии. Право на пенсию по последнему званию и должности обусловливалось пребыванием в них не менее двух лет. Установлено это было с целью пресечь стремление к получению высшей должности и чина только для того, чтобы немедленно по получении повышения выйти в отставку. Временные правила применялись до 1912 года, а затем они были включены в новый устав.

В уставе 1912 года предусмотрено увеличение размера пенсий, они в большей мере поставлены в зависимость от денежного содержания, особенностей и стажа военной службы. Самым важным изменением, приведшим к увеличению пенсий, явилось их исчисление не только от окладов жалованья, как это было в течение столетия, но и столовых, и добавочных денег. Имея в виду, что размер последних у генералов и офицеров был довольно значительным, размер пенсий существенно возрос. Принятие нового пенсионного устава, который ощутимо сказался на положении пенсионеров, считалось, наряду с повышением денежного довольствия, одной из крупных мер накануне войны в общей системе мероприятий по улучшению материального обеспечения военнослужащих.

Право на пенсию из государственной казны имели генералы, офицеры и их семьи[17]. Размер пенсии исчислялся от окладов жалованья (основных или «усиленных»), столовых и добавочных денег. За выслугу 25 лет полагалось 50 проц. окладов; за каждый год, прослуженный сверх 25 лет, размер пенсии увеличивался на три процента (до 35 лет). Полная пенсия считалась за выслугу 35 лет в размере 80 проц. окладов. Были установлены максимальные и минимальные размеры пенсий: 7000 руб. и 300 руб. в год. Оклады содержания при назначении пенсии определялись по последним перед увольнением чину или должности, а при выслуге в них менее двух лет — по предпоследнему.

Предусматривалось льготное исчисление выслуги лет на пенсию, в том числе службы в действующей армии, дисциплинарных частях, отдаленных местностях, на должностях летчиков и учебно-воспитательного персонала, время командировок в районы, пораженные чумой. Наибольшее увеличение пенсионного стажа давала служба в Порт-Артуре за время осады крепости и нахождение в чумном районе, когда один месяц засчитывался за двенадцать.

При увольнении военнослужащих по болезни или ранению сокращался обязательный срок выслуги на пенсию, а инвалидам первой группы пенсия назначалась в размере полного годового оклада содержания. По особым правилам назначались пенсии летчикам, увольняемым в отставку по болезни. Им полагалась пенсия при небольшом стаже военной службы.

Можно отметить немалые преимущества в пенсионном обеспечении военнослужащих, проходивших службу в отдаленных местностях. Они имели три вида льгот: увеличенный размер пенсии, назначение ее из «усиленного» оклада жалованья, льготное исчисление выслуги лет (два дня за три, три за четыре, четыре — за пять в зависимости от районов местности).

Были предусмотрены преимущества и ряду других лиц при назначении пенсий. Не военный министр, а лично царь назначал в повышенном размере пенсии министру, членам военного совета и Комитета о раненых, командующим войсками военных округов, корпусным командирам, начальникам главных управлений министерства и семьям всех этих лиц. Дополнительные ежемесячные выплаты, которые полагались награжденным Георгиевским крестом или медалью, прибавлялись к пенсии при ее назначении. Решением царя назначались персональные пенсии. Например, в 1916 году вдове погибшего полковника, матери трех погибших сыновей-офицеров, награжденных орденом Святого Георгия, пенсия была назначена в сумме 3000 руб. в год.

Пенсионное обеспечение офицерского состава за счет средств эмеритальной кассы осуществлялось таким же поряд­ком, как и раньше. Размер пенсий зависел от двух факторов: продолжительности членства в кассе и стажа военной службы. Существовало понятие «полного оклада пенсий», равного окладу жалованья, а с 1912 года — сумме жалованья, столовых и добавочных денег. В таком размере пенсия назначалась при стаже военной службы и членства в кассе свыше 35 лет. При меньших показателях размер пенсии устанавливался в долях полного оклада пенсии.

 

Таблица 5

 

Размер пенсии из эмеритальной кассы[18]

Продолжительность членства        

в кассе

Стаж военной службы
от 25 до 35 лет более 35 лет
От 20 до 25 лет 5/12 полного оклада пенсии 5/8 полного оклада пенсии
От 25 до 30 лет 6/12 полного оклада пенсии 6/8 полного оклада пенсии
От 30 до 35 лет 7/12 полного оклада пенсии 7/8 полного оклада пенсии
Свыше 35 лет полный оклад пенсии

 

Напрашиваются три важных вывода из правил назначения пенсии за счет средств эмеритальной кассы. Первое — ее могли получать лишь офицеры и генералы со стажем военной службы не менее 25 лет. При таком же стаже назначалась пенсия и из Государственного бюджета. Офицерам, состоявшим членами кассы довольно продолжительное время и платившим взносы, но не прослужившим в армии 25 лет, пенсия из эмеритальной кассы не назначалась. Второе — пенсия, равная окладам денежного содержания, предусматривалась при стаже военной службы свыше 35 лет. При такой службе назначалась и полная государственная пенсия (80 проц. содержания). Продолжительная воинская служба, таким образом, стимулировалась высокими размерами пенсий из двух источников. Третье — право на получение пенсии наступало лишь при 20-летнем пребывании в членстве. Без этого условия даже более чем 25-летняя воинская служба не предоставляла возможности пользоваться капиталом кассы. Такое дополнительное требование было введено в связи с ухудшением финансового положения кассы, оно ограничивало число обращавшихся за помощью и в то же время стимулировало вступление в членство кассы.

В 1917 году в печати опубликован отчет о денежных оборотах эмеритальной кассы военно-сухопутного ведомства, в котором подведены итоги ее 50-летней деятельности. За эти годы назначено пенсий около 85 тысячам лиц, из них более половины являлись военнослужащими. На январь 1915 года значилось около четырех десятков тысяч пенсионеров. Показательно, что касса к 1915 году увеличила свой капитал до 111 млн. рублей, 93 проц. которого хранилось в процентных бумагах, приносящих устойчивый доход. Другой постоянный источник кассы — взносы из денежного довольствия военнослужащих составлял меньше этого дохода. Прибыль от процентных бумаг позволяла с лихвой покрывать все расходы. В 1914 году, например, эти расходы были в четыре раза меньше, чем поступления от процентных бумаг. Однако, в связи с продолжающейся войной, ожидалось увеличение числа лиц, которым полагалось обеспечение из кассы и ухудшение в связи с этим ее благополучного финансового положения[19].

Военнослужащим и их семьям в предвоенные годы и годы войны продолжала оказываться помощь за счет средств Комитета о раненых, доходами которого служили, как и раньше обязательные отчисления учреждений и организаций, добровольные пожертвования и проценты за хранение инвалидного капитала в кредитных учреждениях. Анализ данных, характеризующих состояние и использование средств комитета накануне войны, позволяет сделать следующие выводы[20].

Во-первых, стабильный остаток инвалидного капитала достиг крупной суммы — свыше 61 млн. руб., он объединял несколько десятков отдельных капиталов разных наименований (целевых пожертвований).

Во-вторых, заметно возросло число лиц, которые были взяты под покровительство Комитета о раненых. Лишь получающих пенсии насчитывалось свыше 100 тыс. человек да выплачивались пособия более трем десяткам тысяч.

В-третьих, основная часть инвалидного капитала расходовалась на выплату пенсий (свыше 80 проц.), т. е. с целью оказания регулярной помощи. Получение военнослужащим или членом его семьи ежемесячной пенсии способствовало стабильности их материального положения, а назначение пенсий пожизненно либо на продолжительное время гарантировало их постоянное материальное обеспечение. Помощь за счет инвалидного капитала служила хорошей материальной поддержкой военнослужащих или их семей, так как размер пенсии мог составлять половину и более их окладов жалованья.

В-четвертых, расширился перечень оказываемой помощи и услуг за счет средств инвалидного капитала (около двух десятков). Особенно следует выделить милосердную заботу Комитета о детях погибших военнослужащих. На них выделялись весьма многоцелевые суммы, в том числе на их содержание в детстве, обучение в средних и высших учебных заведениях и на другие надобности.

В годы войны были приняты меры к наиболее быстрому денежному обеспечению семей погибших воинов[21].

Членам семей офицеров, ушедших на войну, выплачивалось все полностью или часть денежного довольствия военнослужащего (жалованье и столовые деньги), согласно заявлению военнослужащего, а также квартирные и деньги на наем прислуги.

Если семья военнослужащего оставалась проживать в воинской части, в которой проходил службу глава семьи, то денежные выплаты семье производились по распоряжению командира этой воинской части (по ассигновке на казначейство). Если же семья проживала не в пункте расположения части или же воинская часть убыла на фронт, то забота о семьях лежала на уездных воинских начальниках. Воинские части высылали этим начальникам, на территории уезда которых семьи будут проживать, удостоверение на право получения части денежного содержания главы семьи, а также квартирные деньги и на наем прислуги. Удостоверение высылалось только один раз и заменялось в случае необходимости увеличить, уменьшить или вовсе прекратить выдачу указанных видов денежного довольствия семье (по случаю изменения служебного положения военнослужащего, оставления службы, смерти).

На основании этих удостоверений уездный воинский начальник выдавал семье ежемесячно аттестат на получение положенных денег из местного казначейства, который оставался в казначействе, а потом высылался в контрольный орган. Все сообщения по замене удостоверений или прекращении их действия делались по телеграфу.

Если не было вестей от военнослужащего, неизвестна его судьба, то семье выплачивалось «временное денежное довольствие», слагаемое из одной трети окладов денежного содержания (жалованья и столовых денег) и полных норм на наем прислуги денег. По назначении пенсии выплата семье этого довольствия прекращалась и производился перерасчет. При этом семье полагалась доплата, если пенсия оказалась больше временного довольствия. Если же наоборот, пенсия назначена в меньшем размере, чем выплачивалось это довольствие, то удержание с семьи не производилось[22].

С целью сокращения периода выплаты временного денежного довольствия семье офицера, более быстрого оформления пенсии было принято решение о назначении условных или временных пенсий. Для окончательного расчета пенсии требовалось представление многих документов и поэтому правильное исчисление пенсии не могло быть сделано, за очень редкими исключениями, до окончания военных действий. Поэтому и была введена условная, или временная, пенсия, для оформления которой устанавливался жесткий срок — один месяц со дня подписания членом семьи прошения о пенсии. Извещение о смерти военнослужащего, прошение о назначении пенсии и лист с некоторыми дополнительными сведениями уездный военный начальник направлял непосредственно в Главный штаб, который передавал эти документы в Государственное казначейство. Затем о назначении пенсии сообщалось уездному начальнику, семье и местному казначейству.

По окончании военных действий воинская часть, в которой служил погибший военнослужащий, обязывалась высылать проверенный послужной список в Главный штаб для установления соответствия назначенной пенсии (условной) фактически положенной. Результаты сообщались Государственному казначейству и условная пенсия заменялась постоянной.

 

Источник: В.В. Тиванов. Финансы русской армии (XVIII век – начало  XX века). – М.: ВФЭФ. – 1993. – 254 с.

 


[1] Макшеев Ф. А. Военное хозяйство. Спб., 1913. Часть 2. С. 71.

[2] Интендантский журнал. 1912. №2. С.11.

[3] Военный сборник. 1910. № 2. С. 265.

[4] См.: Брусилов А. А. Мои воспоминания. М., 1983. С. 61.

[5] См.: Сухомлинов В. Воспоминания. Берлин, 1924. С. 270.

[6] Макшеев Ф.А. Военное хозяйство. Спб., 1913. Ч.2. С.37.

[7] См.: Положение о путевом довольствии в военном ведомстве. Спб., 1908.

[8] Это право некоторые должностные лица использовали с целью получения незаконных доходов. Так, самому военному министру В. А. Сухомлинову командировочные деньги платили из расчета его инспекционных поездок в войска на лошадях (со скоростью 24 версты в день), в действительности же он передвигался по железной дороге. За шестилетний период он положил на свой счет в банке более 700 тыс. руб., часть из которых досталась ему в результате финансовых махинаций (См.: Токман Барбара. Августовские пушки. М., 1972. С. 115.).

[9] См.: Военная энциклопедия. Спб., 1912. Т. IX. С. 149.

[10] См.: Довольствие войск. Пг., 1916. Часть 1.

[11] См.: Военный сборник. 1909. № 4. С. 314.

[12] См.: Военный сборник. 1909. № 3. С. 320.

[13] См.: Брусилов А. А. Мои воспоминания. С. 170.

[14] Ежегодник Министерства финансов. Спб., 1911. С. 753; Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1912 г. Спб., 1911. С. 115; Военный сборник. 1859. № 4. С. 465; 1861. № 7. С. 120; 1862. № 1. С. 187; 1879. № 6. С. 314; Валишевский К. Дочь Петра Великого. М., 1989. С. 212; Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М., 1963. Т. 21. С. 203; Газета «Вечерняя Москва». 13 ноября 1990.

[15] Мартынов Е. И. Из печального опыта Русско-Японской войны. С. 55.

[16] См.: Деникин А. И. Путь русского офицера//Октябрь. 1991. № 3. С. 91, 92.

[17] См.: Пенсии и пособия офицерским и классным чинам. Пг., 1915.

[18] См.: Военная энциклопедия. Пг., 1915. Т. XVIII. С. 341.

[19]  См.: Военный сборник. 1917. № 5. С. 151—159.

[20] См.: Военная энциклопедия. Спб., 1912. Т. X. С. 605—607.

[21] См.: Довольствие войск. Пг., 1916. Часть 1. С. 148.

Просмотров: 1242 | Добавил: avladr43 | Теги: денежное довольствие, Тиванов, Первая мировая, квартирные, инвалидный капитал, эмеритальная касса, столовые, добавочное жалованье, военнослужащие, пенсии | Рейтинг: 5.0/2

Поиск

Календарь

«  Август 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz