... время собирать камни ...   


САЙТ ВОЕННЫХ ФИНАНСИСТОВ

 выпускников и сотрудников Военного финансово-экономического университета



Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2014 » Май » 13 » Жуков Г.П. От Курской дуги до Праги
07:38
Жуков Г.П. От Курской дуги до Праги

  

 ЖУКОВ Геннадий Павлович, полковник в отставке

Родился 15.02.1924 г. Закончил Томское военное артиллерийское училище в 1942 г., Военную артиллерийскую академию имени Дзержинского в 1956 г.

Участник Великой Отечественной войны с апреля 1943 г. в должностях командира огневого взвода, впоследствии — артиллерийской батареи (Юго-Западный, Степной, 1-й и 3-й Украинский фронты). Четырежды ранен.

В послевоенное время проходил службу в научно-исследовательских учреждениях Министерства обороны СССР, многие годы возглавлял кафедру экономики Вооруженных Сил на Военном факультете при МФИ.

Награжден двумя орденами Красного Знамени, тремя орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, орденами Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени и многими медалями.

 

 

Начало войны застало меня в г. Новосибирске, где мы с братом—близнецом были слушателями Новосибирского института инженеров железнодорожного транспорта. В начале 1942 года наш курс полностью был направлен в г. Томск — в Днепропетровское артиллерийское училище.

Училище было эвакуировано из г. Днепропетровска и размещалось в малоприспособленных помещениях, что, естественно, сказывалось на нашей подготовке командиров—артиллеристов.

В ускоренный курс обучения входили занятия по теории и практике стрельбы артиллерии, по устройству материальной части и тактике применения артиллерии в бою. Общий курс военной подготовки мы проходили раньше, в Новосибирске.

Так как училище готовило специалистов для артиллерии на конной тяге, то нас учили уходу за лошадьми и верховой езде. Обращению с ними мы учились на полудиких лошадях, присланных нам в качестве подарка из Монголии. К ним нельзя было подступиться. Они кусались, лягались, не давали надевать узду, седлать и т.п. Так, на занятиях по химической защите мы целым боевым расчетом не смогли надеть на коня специальный противогаз. Но основные занятия с нами проводились на нормальном конском составе.

После окончания училища нас, молодых лейтенантов, отправили на фронт. Мы с братом были распределены на Юго-Западный (Степной) фронт, в один из полков 14—й гвардейской стрелковой дивизии, где были назначены на должности командиров огневых взво­дов полковой батареи 45—мм орудий.

Трудно по прошествии многих лет вспомнить все то, что у меня было связано с войной. И мое скромное участие в ней я рассматриваю лишь в рамках боевых действий двух полков этой дивизии.

Весной 1943 года наша дивизия в составе 57—й армии Степного фронта занимала оборону на реке Северский Донец.

Первый бой, в котором мне пришлось участвовать, произвел на меня гнетущее впечатление, прежде всего кажущейся неразберихой. Он никак не походил на то, чему нас учили в училище. Страха не было. Действовать пришлось в боевых порядках пехоты. Взвод пол­ковой батареи в бою придавался к одному из стрелковых батальонов полка. В ходе боя основной задачей взвода было поражение огневых точек и живой силы противника осколочными снарядами, а в случае применения противником бронетанковой техники — поражать ее бронебойными снарядами. Первая моя оплошность в этом бою была связана с ранением одного орудийного номера. Я приказал отвезти его на передке орудия в тыл (передок — двухколесная повозка на конной тяге, за которую цепляется орудие).

Мои действия оказались несостоятельными. Командир орудия сказал мне, что этого делать не следует, так как передок нам пригодится при перемещении орудия в бою, а раненного бойца заберут санитары. Командир орудия по возрасту был значительно старше меня и уже имел боевой опыт.

Необходимо сказать, что этот бой оказался успешным — батальон решительно продвинулся вперед и занял высоту, с которой противник отступил. Удачно действовали и другие подразделения нашего полка.

 

Артиллеристы поддерживают наступающую пехоту. Курская дуга. 1943 г.

 

В августе 1943 года мы, участвуя в боях на Курской дуге, форсировали реку Северский Донец и в упорных боях развивали наступление в направлении на южную окраину города Харькова. Обходя город с юга, в ночь на 23 августа наша дивизия одной из первых ворвалась в него, освободила территорию тракторного завода, захватила аэродром и военный городок.

В ходе боев за Харьков нашей батарее приходилось отбивать контратаки противника. За умелые боевые действия я был награжден медалью «За боевые заслуги».

Далее наша дивизия вела кровопролитные бои по освобождению городов Мерефы, Краснограда, ряда других городов и районных центров Харьковской и Днепропетровской областей. Особенно тяжелым был бой за город Мерефу. Наш взвод уничтожил несколько огневых точек противника и подбил два немецких танка. За этот бой меня наградили орденом Отечественной войны 1 —й степени, но в бою за Мерефу я был ранен.

После выписки из медсанбата я был назначен на должность ко­мандира батареи 33-го гвардейского артиллерийского полка. Сам факт этого назначения был для меня неожиданным. Командовать батареей 76—мм орудий оказалось значительно трудней.

В начале сентября 1943 года наша дивизия вышла к реке Днепр. В ночь на 23 сентября на подручных средствах в районе села Шульговка мы форсировали Днепр, на правом берегу которого был создан Верхнеднепровский плацдарм.

Известно, что форсирование водных преград явля­тся наиболее сложным и трудным делом на войне. Особенно это проявилось при форсировании такой большой реки, как Днепр. Правый берег Днепра был крутой и противник насквозь просматривал и простреливал боевые порядки наших войск. В боях за Днепр моя батарея действовала с закрытых огневых позиций и находилась на левом берегу реки. Наблюдательный (командный) пункт батареи был организован на острове Пушкаревском, расположенном на середине реки. На этот остров я высадился вместе с передовым отрядом пехоты. Противник всеми силами пытался сбросить нас с острова. Вместе с взводом управления батареи мне пришлось участвовать в отражении многочисленных атак гитлеровцев, переходящих, как правило, в рукопашную. С этого наблюдательного пункта я управлял огнем батареи по подавлению очагов сопротивления противника, обеспечивая переправу наших подразделений.

Вслед за пехотой переправилась и наша батарея. На правом берегу Днепра, действуя с открытых огневых позиций, мы обеспечили удержание и расширение плацдарма, успешно отразили несколько ожесточенных вражеских контратак. За успешные боевые действия в этом бою я был награжден орденом Красного Знамени.

 

Командиры батарей в перерыве между боями.

В центре - старший лейтенант Г.П. Жуков. 1943 г.

 

Завершив освобождение Верхнеднепровского района, дивизия в течение ноября—декабря 1943 года вела бои по освобождению Александрийского, Знаменского и других районов Кировоградской области. В январе 1944 года, совместно с другими соединениями 1-го Украинского фронта, дивизия в районе города Звенигородка участвовала в окружении Корсунь-Шевченковской группировки врага. Находясь на внешнем фронте окружения, мы успешно отражали танковые контратаки противника, пытавшегося деблокировать свои окруженные войска.

В этих боях моя батарея, действуя по прямой наводке, уничтожила четыре танка и одно самоходное орудие. Здесь следует остановиться на особенностях борьбы с танками противника. Это похоже на некоторую дуэль. При появлении танков на батарее наступает особое напряженное состояние, которое длится до первого нашего выстрела. Не все выдерживают это — сдают нервы. В противотанковом бою многое зависит от командира батареи. От него требуется большая выдержка, хладнокровие и придание уверенности личному составу в успехе боя. После первого выстрела напряжение снимается и далее все зависит от скорости перезаряжания орудий. Главными фигурами в таком бою являются наводчики орудий. Следует отметить, что после боя с танками батарее часто приходилось менять огневые позиции, так как противник для подавления противотанковой батареи обычно вызывал авиацию.

В апреле 1944 года мы вступили на территорию Молдавии, освободили город Григорополь, вышли к Днестру, форсировали его и создали Кишиневский плацдарм размером 10 на 6 км. Бои за удержание и расширение плацдарма были упорными и кровопролит­ными. Противник, неся большие потери, всеми силами пытался сбросить нас в Днестр. В этих боях наши войска уничтожили большое количество бронетанковой техники противника. Убедившись в бесплодности своих попыток овладеть плацдармом, гитлеровцы пре­кратили контратаки и обе воюющие стороны перешли к обороне.

В боях за удержание и расширение Днестровского (Кишиневского) плацдарма моей батарее не раз приходилось сталкиваться с действиями артиллерии противника и участвовать совместно с другими нашими батареями в контрбатарейной борьбе. В боях за Днестр я вновь был ранен. Командование фронта наградило меня орденом Отечественной войны 2-й степени.

В первых числах мая 1944 года дивизия была выведена с Днестровского плацдарма во фронтовой резерв. После этого она была передислоцирована в Румынию в район города Ботошаны, где заняла оборону во втором эшелоне 5—й гвардейской армии. В дальнейшем наши части, сдав свои участки обороны другим частям 3—го Украинского фронта, погрузились в эшелоны и передислоцировались на 1-й Украинский фронт, где приняли участие в разгроме немецкой группировки в районе города Волочиск и освободили этот город. В дальнейшем, форсировав реку Вислоку, создали Вислокский плацдарм.

По просьбе Национального Совета народа Словакии, наше командование решило оказать им помощь. 14-я гвардейская дивизия во взаимодействии с 1—м армейским корпусом генерала Людвига Свободы, наступая на одном из главных направлений в Карпатах, овладела Дуклинским перевалом и совместно с чехословацкими войсками перешла государственную границу Чехословакии, завершив тем самым Дуклинскую операцию.

Начиная с января 1945 года, наша дивизия в составе 5-й гвардейской армии вела бои на Сандомирском плацдарме и, преодолевая упорное сопротивление врага, овладела городом Ченстохов. Развивая стремительное наступление, наши полки вышли на реку Одер и захватили плацдарм на ее левом берегу. Этим завершилась Висло—Одерская операция. В дальнейшем после перегруппировки войск, совершив многокилометровый марш, 16 апреля дивизия форсировала реку Нейсе и овладела городом Вейсвассер.

 

Артиллерия на марше через горный перевал в Чехословакии

 

В ходе этих боев мне очень пригодился опыт действий непосредственно в боевых порядках пехоты. Так, в ночь на 23 января 1945 года батарея вместе с передовым отрядом 36—го стрелкового полка по тонкому льду, набросав соломы, переправилась на левый берег реки Одер и захватила плацдарм в районе города Бриг. В борьбе за удержание плацдарма батарея в течение дня отразила несколько яростных атак немцев, уничтожив при этом большое количество живой силы и боевой техники противника. Особенностью этого боя было участие в нем со стороны немцев необученных молодых солдат из народного ополчения — фолькштурмовцев. В этом бою я вновь был ранен. За успешное проведение боевых действий меня наградили вторым орденом Красного Знамени.

В феврале 1945 года моя батарея участвовала в боях с окру­женной в районе города Бреслау группировкой немцев. В одном из боев случилось непоправимое — погиб мой брат-близнец Вениамин, командовавший полковой батареей 38—го стрелкового полка и прошедший вместе со мной всю войну. Он был похоронен мною вдали от Родины в немецком селе Шидлагвиц, а после войны был перезахоронен вместе с другими нашими воинами в польском городе Кант. Очень больно было потерять любимого брата за два месяца до окончания войны.

Преследуя отступающего противника, 23 апреля мы вышли на реку Эльба, где встретились с американскими войсками.

2 мая пал Берлин, но вражеские армии, находящиеся в Чехословакии, отказались капитулировать. В связи с этим к нашему Верховному Главнокомандованию за помощью обратилось руководство восставшей Праги. Нам было приказано продолжать наступление, и мы заняли ряд населенных пунктов, включая и город Раденбург.

К утру 5 мая дивизия вышла на северо-восточную окраину Дрездена и к середине дня освободила его, а 9 мая наши передовые части вошли в город Прагу.

Последние дни войны имели свои особенности. 7 мая 1945 года предполагалось провести в полку митинг в честь окончания войны. Приказано было привести себя в порядок, чем батарея утром и занималась. В это время поступило приказание всем командирам батарей срочно прибыть в штаб полка. Перед входом в штаб нас встретил топограф, который раздал топографические карты. Это являлось верным признаком того, что война для нас еще не окончена. Действительно, нашему полку было приказано взять на каждую бата­рею некоторое количество солдат из стрелковых подразделений дивизии и совершить марш—бросок в сторону города Праги.

Но уже 8 мая можно было наблюдать весьма необычную картину. Мы двигались по дороге, а нам навстречу по обочине шли сдаваться в плен без оружия немецкие солдаты. В некоторых местах было видно составленное в пирамиды оружие, рядом с которым лежали противогазы и каски. Никто из наших солдат этих немцев не трогал.

Когда мы вошли в Прагу, жители города тепло встречали нас как воинов—освободителей. За отличные боевые действия весь личный состав дивизии был награжден медалью «За освобождение Праги».

Кратко остановлюсь в заключение на прохождении службы в Вооруженных Силах в общей сложности в течение более 45-ти календарных лет.

После окончания войны я служил в артиллерийских частях. В 1951 году поступил в Военную артиллерийскую академию им. Дзержинского, которую закончил в 1957 году и получил квалификацию «артиллерийский инженер—баллистик». После академии я был распределен в 4—й Центральный научно—исследовательский институт Министерства обороны. Основное направление моей научной работы в институте было в области разработки и применения ракетно-космической техники. Здесь я возглавлял лабораторию, а затем и отдел военно—экономического анализа и исследования операций. Проходя службу в Институте, защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Высшая аттестационная комиссия Минис­терства высшего образования СССР утвердила меня в ученом звании «профессор» по специальности «Математические методы исследования военных действий и военная кибернетика».

Дальнейшая моя военная служба была связана с преподавательской деятельностью и обучением военных экономистов—финансистов.

В феврале 1976 года я был направлен на Военный факультет при МФИ. Здесь мною была организована кафедра экономики Вооруженных Сил, которую я возглавлял в течение 28—ми лет. За время моей научно—педагогической деятельности и под моим непо­средственным руководством подготовили и защитили диссертации 23 кандидата наук. В список моих научных трудов вошло около 130 работ, в том числе и два учебника по военно-экономическому анализу.

 

Профессор Г.П. Жуков на занятии по военно-экономическому анализу со

слушателями  Военной  академии  экономики,  финансов  и  права.   1993 г.

 

С 1998 года являюсь членом-учредителем Академии проблем военной экономики и финансов. В настоящее время я работаю ведущим научным сотрудником научно—исследовательского центра (военно—экономических обоснований) Военного финансово-эко­номического университета МО РФ.

 

Источник: Военные финансисты в Великой Отечественной войне. Вклад в победу. - М: 2005. - 414 с.

 

Просмотров: 408 | Добавил: avladr43 | Теги: вфэу, Курская дуга, Военный факультет, артиллеристы, Полковник, Жуков Геннадий Павлович | Рейтинг: 5.0/1

Поиск

Календарь

«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz