... время собирать камни ...   


САЙТ ВОЕННЫХ ФИНАНСИСТОВ

 выпускников и сотрудников Военного финансово-экономического университета



Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2014 » Май » 12 » Верба Н.А. Воспоминания финансиста фронтовой авиации
03:02
Верба Н.А. Воспоминания финансиста фронтовой авиации

  

 ВЕРБА Николай Андреевич, полковник в отставке

Родился 2.12.1918 г. Закончил финансовое отделение Военно-хозяйственного училища РККА в 1939 г.

В Великой Отечественной войне принимал участие с июня 1941 г. в должностях начальника финансового отделения авиабазы, инспектора-ревизора финансового отдела воздушной армии, старшего офицера финансового отдела фронта (Западный, 2-й Белорусский фронты).

В послевоенное время проходил службу на различных финансовых должностях, многие годы посвятил преподавательской деятельности на Военном факультете при МФИ, более десяти лет возглавлял кафедру финансов Вооруженных Сил. Кандидат экономических наук, профессор.

Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, тремя орденами Красной Звезды и многими медалями.

 

 

В сентябре 1939 года, после окончания Военно—хозяйственного училища РККА, я был назначен на должность офицера для поручений начальника Финансового управления НКО. Должность была новая, обязанности по ней не были определены. Большая часть служебного времени у меня протекала в составе инспекторских групп инспекции Финансового управления.

Я участвовал в ревизиях финансовых органов в звеньях центрального аппарата и ряда военных округов. Особенно памятны были для меня ревизии соединений и объединений, участвовавших в операциях по освобождению Западной Белоруссии и Западной Украины.

Осенью 1940 года я поступил на заочное отделение Военно—хозяйственной академии РККА. Поездки в составе инспекторских групп осложняли учебу в академии, и я начал думать о работе, не связанной с командировками. Начальник Финансового управления при НКО генерал Я. А. Хотенко положительно отнесся  к моей просьбе и дал указание отделу кадров подобрать мне другую должность.

Так я оказался в распоряжении Военного Совета Прибалтийского особого военного округа, где был назначен помощником начальника финансового отделения 201-й авиабазы, а через несколько месяцев — начальником финансового отделения этой базы.

На обслуживании 201—й авиабазы находился 47—й Краснознаменный истребительный авиаполк. Полк участвовал в войне с белофиннами и за отличия был награжден орденом Красного Знамени. Командир полка и многие летчики части также были награждены боевыми орденами. Полк вместе с авиабазой входил в состав 6—й смешанной авиадивизии, штаб которой дислоцировался в Риге.

 

Международная обстановка была очень сложной и напряженной — в «воздухе явно пахло грозой». Поэтому уже 19 июня 1941 г. в полку и авиабазе было введено положение «боевая готовность № 3». Все офицеры и сверхсрочнослужащие были пе­реведены на казарменное положение в расположении крепости.

В полку было 4 авиаэскадрильи: две укомплектованы самолетами истребителями И—16 и две — истребителями И—15. Большая часть самолетов в этот же день была перебазирована на заранее подготовленные запасные полевые аэродромы. На земле велась подготовка к боевым действиям. Возводились укрытия для самолетов и другой техники, по периметру аэродрома рылись окопы.

20 июня 1941 г. в авиаполку и авиабазе ввели «боевую готовность № 2», а 21 июня 1941 г. — «боевую готовность № 1». Вся техника находилась на боевых позициях в готовности дать отпор врагу, в воздухе дежурили боевые самолеты — истребители.

                

Н.А. Верба - курсант Военно-хозяйственного училища.

Ранним утром 22 июня 1941 г. мы услышали взрывы бомб и пулеметную стрельбу. Немецкие самолеты бомбили наш аэродром и мост через Западную Двину, имевший стратегическое значение.

База понесла потери в материальной части (самолеты, автомашины), появились и первые людские потери. Немцы, чтобы помешать взлету и посадке наших истребителей, разбрасывали на взлетной полосе небольшие мины. Мы их собирали, относили на окраины аэродрома и сбрасывали в заготовленные траншеи. Немцы, отбомбившись, улетали, а мы, как только стихал гул их самолетов, снова возвращались, но возвращались и они. Немецкие летчики вели себя нагло. Когда мы находились на летном поле, они обстреливали нас на бреющем полете, открывали люк кабины и угрожали нам кулаком. В первый же день погибли от взорвавшихся в руках мин секретарь комсомольской организации авиабазы и несколько солдат и сержантов аэродромной роты, несколько человек были ранены. При обстреле взлетного поля одна из мин взорвалась рядом со мной, меня контузило и засыпало землей. Страшно болела голова, кровь сочилась из ушей. Меня поместили в подвижной лазарет, в котором я находился три дня. Эта «отметина» сохранилась на всю жизнь в виде деформации челюсти.

С объявлением войны финансовое отделение в местном отделении банка получило установленный мобилизационный запас денег — свыше 2 млн. руб. Этих денег хватило, чтобы полностью обеспечивать необходимые потребности в деньгах в течение не­скольких месяцев.

Поступила команда эвакуировать семьи. Это было поручено группе офицеров во главе с начальником продовольственной службы. Группа на машинах объезжала квартиры и отвозила семьи на вокзал, где для них был подготовлен товарный состав. За моей семьей (женой и двумя маленькими детьми) заезжали три раза, но их не было дома, поэтому они не были эвакуированы. Не удалось эвакуировать и некоторые другие семьи, так как многие во время бомбежки прятались по подвалам и не были обнаружены нашими эвакуаторами. О судьбе своей семьи я узнал только через не­сколько месяцев. Несложно понять, в каком состоянии я был эти месяцы.

После того, как я «очухался» от контузии, в расположение базы из Риги прибыло командование 6—й смешанной авиадивизии, но командовать было не кем, так как почти все бомбардировщики дивизии остались в обломках на аэродромах после налета немецких самолетов, а в нашем полку было свое командование.

23 июня авиабаза перебазировалась на аэродром в город Себеж, затем — в Великие Луки и далее на восток. На всех аэродромах немцы бомбили нас по несколько раз днем и ночью. Мы ежедневно несли боевые потери как в технике, так и в людях.

Авиаполки, находящиеся на обслуживании базы, часто меняли свою дислокацию. Вместо убывающих прибывали новые. Это, естественно, усложняло работу всех служб авиабазы, в том числе и финансового отделения. Однако вскоре, в январе 1942 года, обста­новка изменилась, и мы начали движение на Запад. Авиаполки стали укомплектовываться новой, более совершенной боевой техникой, что позволяло резко снизить возможности немецкой авиации наносить удары по нашим аэродромам. Снизились и наши потери в людях и технике.

В работе финансового отделения базы самым сложным было обеспечение денежным довольствием военнослужащих. Связано это было с тем, что очень часто менялись авиачасти, находившиеся на обслуживании базы. Вместо убывающих авиаполков прибывали новые, часто без денежных аттестатов военнослужащих. Данная проблема была решена с введением в мае 1942 года расчетных книжек для офицеров и сверхсрочнослужащих. Расчетные книжки всегда находились на руках у военнослужащих, в них отражались все расчеты с ними.

Деньги авиабаза получала в довольствующем финоргане — финансовом отделении района авиационного базирования по ежемесячному требованию. Кроме требования на деньги, финансовое отделение авиабазы представляло отчет—заявку по фонду денежного довольствия, в которой содержались отчетные данные за истекший месяц и потребность на текущий месяц в разрезе видов денежного довольствия военнослужащих, зарплаты рабочих и служащих, путевое довольствие.

Денежное довольствие военнослужащим выплачивалось по нормам мирного времени. Однако в самом начале войны правительство ввело для всех военнослужащих действующей армии единовременное пособие и полевые деньги. Единовременное пособие вводилось вместо подъемного пособия в размере месячного оклада по занимаемой штатной должности. Полевые деньги установлены в различных размерах в зависимости от оклада.

В августе 1941 года были введены новые, более высокие оклады содержания летно—техническому составу авиации, денежное вознаграждение за сбитые самолеты, за успешные штурмовые действия по войскам противника, что, естественно, усложняло работу финансового отдела базы.

Выплата денежного довольствия проводилась по раздаточным ведомостям, но ведомости каждый месяц проверялись довольствующим финансовым органом, который после их проверки давал распоряжение полевому учреждению Госбанка о выдаче необходимой суммы денег.

Большое место в работе финансового отдела базы занимали вопросы обеспечения семей военнослужащих. 26 июня 1941 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время». Им предусматривалось назначение пособий комиссиями при районных исполкомах Совета депутатов трудящихся по месту жительства семьи военнослужащего срочной службы. Семьи лиц начальствующего состава и сверхсрочнослужащих обеспечивались за счет части денежного довольствия этих лиц по денежным аттестатам через райвоенкоматы.

Как уже отмечалось, эвакуация семей военнослужащих базы проводилась в спешке и, соответственно, без выдачи на руки денежных аттестатов. В связи с этим аттестаты высылались семьям по мере получения сведений об их месте жительства после эвакуации. Через длительное время поступили сведения, что часть эвакуированных семей 201—й авиабазы и авиаполка из Даугавпилса находится в г. Ижевске Удмуртской АССР. В конце сентября  1941 года мне, как начальнику финансового отдела, было предложено выехать в Ижевск и выдать там аттестаты на семьи. В Ижевске республиканский военный комиссар сообщил, что еще недавно в этом городе было много наших семей, но большинство уехали. Он позвонил своему начальнику фииотделения и спросил, не было ли среди эвакуированных жены Вербы с детьми 8—ми месяцев и 2-х лет. Услышав положительный ответ и узнав, что моя жена 2 дня назад тоже взяла проездные на выезд, я, естественно, обрадовался надежде, что она еще не выехала из Ижевска, и я увижу свою семью.

Нужно сказать, что в Ижевске очень заботливо отнеслись к семьям фронтовиков, разместив их в санатории, но после организации в нем госпиталя для раненых военнослужащих—фронтовиков переселили семьи в один из местных клубов.

После встречи с оставшимися пока еще в Ижевске семьями и выдачи им аттестатов, я выяснил, куда уехали убывшие семьи и, уточнив их адрес, выслал аттестаты. При отсутствии адресов семей аттестаты высылались в Финансовое управление НКО. Там, соглас­но имеющейся картотеке эвакуированных семей, выяснялись их адреса, затем аттестаты досылались в райвоенкоматы.

Большое место в работе финансового отдела занимали вопросы привлечения средств личного состава базы и обслуживаемых авиачастей во вклады и по подписке на государственные займы в фонд обороны и фонд Красной Армии.

Кроме чисто функциональных задач начальника финотделения авиабазы, меня интересовали и некоторые вопросы, выходящие за их рамки. Так, я стал замечать, что при прибытии на базу новых авиаполков их фотолаборатории всегда разыскивали, где размещена фотолаборатория базы. Разыскав ее, они входили в контакт с офицерами фотолаборатории базы и на ее препаратах и оборудовании выполняли свои задачи, то есть работу фотолабораторий авиаполков выполняли фотолаборатории авиабазы. Более того, в случае, если лаборатория авиабазы по какой—либо причине еще не была развернута, лаборатории полков были беспомощны.

Изучив это положение, я написал о ненужности содержания в полках фотолабораторий начальнику Финансового управления НКО генералу Я. А. Хотенко. Через некоторое время я получил от него ответ, где он одобрил мое отношение к делу. Он также сообщил письмом в ВВС Красной Армии, что фотолаборатории из штабов авиаполков исключены, а вместе с ними — и расходы на их содержание. Были одобрены и некоторые другие мои предложения.

Работа финотделения все время находилась под контролем командира базы и финансового отделения района авиабазирования. Проверка нашей работы районом авиабазирования всегда получала положительную оценку, замечаний не было. Видимо, это вызвало недоверие у инспектора финотдела фронта и в марте 1942 года на ревизию финотделения базы прибыли сразу три ревизора: старший инспектор—ревизор финансового отдела фронта подполковник М. В. Мильчаков, на­чальник финансового отдела 1-й воздушной армии майор Потапов и начальник финансового отдела района авиабазирования майор Иванов.

 

Ревизия. Н.А. Верба - первый слева

 

После ревизии, которая прошла успешно, меня вызвали в от­дел кадров 1-й воздушной армии и подполковник М. В. Мильчаков (он уже стал начальником финансового отдела армии) предложил мне должность инспектора финансового отдела армии. Я дал согласие.

После этого я начал ездить по всему Западному фронту, так как части 1-й воздушной армии размещались по всему фронту. При­шлось ревизовать районы авиабазирования, батальоны авиационного обслуживания, полевые и стационарные авиамастерские, склады, базы и другие части воздушной армии. Теперь в поле зрения попадались все новые и новые люди, среди которых были в основном хорошие, честные работники. Естественно, были и люди, нечистые на руку. Их наказывали по-разному: понижали в должности, в звании, при небольших злоупотреблениях наказывали материально, при больших нарушениях направляли в штрафные части.

Войну закончил старшим офицером отделения денежного довольствия финансового отдела фронта.

За годы войны в специфических боевых условиях приобретался опыт финансового обеспечения войск в различных условиях обстановки и на различных должностных ступенях. Этот опыт, опыт быстрого реагирования на возникающие обстоятельства, умение видеть через работу офицера—финансиста более глубокие экономические последствия его деятельности, проявления заботы о личном составе и его семьях, осуществление жесткого финансового контроля и экономической работы очень пригодился мне в дальнейшей работе по обучению финансистов—экономистов руководящего состава финансово—экономической службы.

Я был приглашен на преподавательскую работу на Военный факультет при Московском финансово—экономическом институте в 1950 году и начал свою деятельность в учебном процессе с первым набором слушателей факультета. Затем, будучи соискателем, защитил кандидатскую диссертацию, выпустил первые учебные пособия по денежному довольствию и пенсионному обеспечению, руководил авторским коллективом по написанию учебника «Финансы Вооруженных Сил», многие годы возглавлял кафедру финансов Вооруженных Сил... На склоне своих лет хочу сказать, что моя преподавательская работа на факультете — это незабываемый пласт моей жизни, который греет меня и всегда со мной, а опыт войны был той базой, которая помогла мне решать поставленные задачи.

 

                                      Полковник в отставке Н.А. Верба выступает на торжественном собрании,
                                        посвященном юбилею кафедры финансов и управления банковской деятельностью
                                     в ВС Военного финансово-экономического университета

 

 

Источник: Военные финансисты в Великой Отечественной войне. Вклад в победу. - М: 2005. - 414 с.

 

 

Просмотров: 369 | Добавил: avladr43 | Теги: военные финансисты, 2-й Белорусский фронт, Верба Николай Андреевич, вфэу, Западный фронт, авиация | Рейтинг: 5.0/1

Поиск

Календарь

«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz