... время собирать камни ...   


САЙТ ВОЕННЫХ ФИНАНСИСТОВ

 выпускников и сотрудников Военного финансово-экономического университета



Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2017 » Май » 15 » Дипломированные недоучки
09:38
Дипломированные недоучки

Отклик на статью «В плену Болонской системы»

Офицера нужно готовить для армии, а не для гражданской службы

Проблема обучения военным наукам многоуровневая и многогранная, но наиболее важной ее стороной является совмещение с общей системой образования, существующей в государстве. Наиболее выдающиеся полководцы и военные теоретики оказывались при этом и весьма знающими, разносторонне подготовленными людьми. Даже Александр Македонский, которому власть в государстве и армии досталась по наследству, постигал философию Аристотеля, чтобы занимать достойное место в обществе эллинов.

 

Никто не внедряет светские дисциплины в ущерб теологическим и не задается вопросом, как трудоустроится поп-расстрига

 

Прусская система военного образования, которую копировали в России, была самой передовой в Европе. Такие имена, как Дитрих фон Бюлов, Карл фон Клаузевиц, Гельмут фон Мольтке, вписаны в мировую историю. Особенностью прусской системы было то, что под военное образование подводилась солидная база общего. И если Александр Великий постигал философию Аристотеля, то для прусских офицеров труды Гегеля были «хлебом насущным». В царской России взяли лучшее из прусской системы. Военные училища, в частности пехотные, такие как Александровское и Алексеевское в Москве, Константиновское и Павловское в Петербурге, готовили во всех отношениях блестящих офицеров. Причем представители других сословий в Алексеевском пехотном училище ничем не уступали дворянам в Александровском. Например, выпускник Алексеевского Б. М. Шапошников стал Маршалом Советского Союза, а «александровец» А. И. Куприн – известным писателем. В СССР военное образование, несмотря на революционные потрясения, опиралось на царскую традицию и заняло достойное место в системе высшей школы. Его дискредитация была произведена умышленно, когда при необдуманном хрущевском сокращении ВС СССР большое количество офицеров оказались ненужными. Именно после этого проблема трудоустройства в послеармейской жизни стала постепенно заслонять главную цель военного образования – учить тому, что необходимо на войне. В следующий период упадка, после развала СССР вновь остро встал вопрос адаптации уволенных в запас.

Таким образом у военного руководства прогрессировала навязчивая идея сделать дипломы об окончании ввузов востребованными в народном хозяйстве СССР, а затем на рынке труда постсоветской России. Вроде бы замысел благой: чем плохо, когда человек получает не одно образование, а два? Но это на первый взгляд.

Дипломированные недоучкиВ 60-х годах срок учебы на офицера увеличили: в командных – на один год, в технических, которые стали инженерными, – на два, дабы приравнять дипломы выпускников к вузовским. Но затраты времени на общеобразовательные предметы не повлияли на дальнейшую адаптацию офицеров в народном хозяйстве СССР, так как первые обладатели таких дипломов стали достигать пенсионного возраста в то время, когда Советский Союз прекратил существование. «Дикий» рынок породил дефицит экономистов и юристов, инженеры оказались невостребованными. При этом увеличение времени обучения в ввузах не привело к повышению качества усвоения военно-профессиональных дисциплин.

Во второй половине 90-х годов уже в постсоветской России в программах ввузов стали происходить странные изменения. В 1995-м убрали выпускную квалификационную работу – выбросили, как лишнюю запчасть, не считаясь с тем, что академическое образование является по квалификации высшим военным. Следующим шагом было переименование командных училищ в военные институты и увеличение срока обучения в них до пяти лет в ущерб академическому, сокращенному до двух лет. Ненужность такого изменения обнаружилась быстро, и в командных училищах вернули прежний срок обучения, однако в видовых академиях курс оставили двухгодичным. Интересно бы сейчас спросить тех, кто принимал эти решения: они какой-то цели хотели достичь или просто за должности держались? Может, таких людей имел в виду А. А. Свечин: «Как известно, приказы иногда пишутся не только для исполнения, но и для сложения с себя ответственности. Эта ужасная форма управления убивает всякий авторитет подписывающего такой приказ, появление ее свидетельствует о процессах разложения в командном составе, о гражданской трусости, об измене государственным интересам во имя шкурных…»

Все попытки повысить востребованность военных дипломов на рынке труда не приводят к положительному результату по причине того, что тактики и стратеги под камуфляжем непонятных управленцев не нужны. Даже на рынке охранных услуг больше востребованы бывшие работники правопорядка, так как они юристы. Зато получается отрицательный результат в военном профессионализме, ибо выпускники ввузов не получают знаний и самое главное – умений, как прежде.

Пусть это покажется крамольным, но настало время отказаться от встраивания военного образования в общее высшее. Оно должно базироваться на общем, но совмещать их нельзя, иначе наносится ущерб профессиональному, опираясь на которое, командиры должны принимать решения.

В качестве примера стоит привести духовное образование в России. С момента создания первого университета в Москве светское и духовное образование в России в отличие от Европы было разделено. Теологических факультетов у нас не было – все богословское образование было сосредоточено в духовных семинариях и академиях. После 1917 года, когда Церковь отделили от государства, духовное образование стало полностью самостоятельным, хотя связи со светским не утратило. Современные священники имеют среднее общее образование, многие – высшее и даже ученые степени. Но в духовных учебных заведениях не стремятся плясать под дудку Министерства образования и науки. Никто не внедряет светские дисциплины в ущерб теологическим и не задается вопросом, как трудоустроится, если что, поп-расстрига.

Военное образование, на наш взгляд, также должно идти своей дорогой, параллельной с общим, но не встраиваясь в него. Каждый военнослужащий должен иметь общее среднее образование, а офицеры – высшее, но объединять их в одном флаконе нельзя. Чтобы обучение в военных училищах стало эффективным, нужно сосредоточиться только на главной задаче – подготовке офицера со средним военным образованием.

Соответственно в военные училища необходимо набирать кандидатов только после срочной службы в Вооруженных Силах, тогда отпадет необходимость делать из новобранца солдата. Эта функция останется за воинскими частями. Впрочем, так и было при создании русской регулярной армии, когда Петр I указал всем дворянам начинать службу в гвардейских полках рядовыми. Такое нововведение, а все новое – хорошо забытое старое, поднимет престиж срочной службы и освободит училища от несвойственной функции. Кроме того, позволит сократить срок подготовки офицера.

Вторым изменением необходимо исключить дисциплины общего образования из курса военных училищ, что позволит сосредоточить все внимание на военных предметах и также сократить время обучения.

Итак, до призыва на военную службу каждый должен получить общее среднее образование. Кандидатом для поступления в военное училище может стать гражданин РФ, прошедший срочную службу. При этом должно поощряться заочное обучение военнослужащих в гражданских вузах. Оно позволит не замыкаться только в своей сфере деятельности, а наоборот – развивать связь с обществом. В то же время ввузы избавятся от несвойственных им функций.

Болонская система, может быть, и неплохая, если проявить волю и выбросить из нее все либеральное словоблудие. Если офицеры в ходе военной службы будут обучаться в гражданских вузах и получать степень бакалавра – хорошо. Но в условиях рыночной экономики сложно предсказать, какие профессии будут актуальны на рынке труда в перспективе. Степень бакалавра позволяет в короткий срок получить ту или иную специальность, востребованную на рынке труда, в отличие от курсов по переподготовке военнослужащих, которые сейчас существуют и чьи дипломы на коммерческих работодателей никакого впечатления не производят.

Но сразу необходимо указать военнослужащим приоритетные науки, в которых им рекомендуется получать степень. Для командиров – это педагогика, так как, несмотря на техническое оснащение Вооруженных Сил, им придется работать в первую очередь с людьми и учить их. Для офицеров-вооруженцев – прикладные науки.

Набор в военные училища кандидатов после прохождения срочной службы в Вооруженных Силах и отказ от подготовки по гражданским специальностям позволит сократить срок обучения в военных училищах и увеличить его в видовых академиях. В академии поступают уже зрелые люди, которым нужна солидная оперативно-тактическая подготовка и просто так увольняться из Вооруженных Сил они не заинтересованы.

Таким образом, на наш взгляд, современное военное образование должно отказаться от несвойственных ему функций, но вместе с тем повысить требования к кандидатам на его получение, а также к обучаемым и выпускникам.
 

Виктор БУЛКИН

Источник: Еженедельник "ВПК"

 

Просмотров: 79 | Добавил: avladr43 | Теги: Болонская система, вузы МО, кадры, военное образование | Рейтинг: 0.0/0

Поиск

Календарь

«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz