... время собирать камни ...   


САЙТ ВОЕННЫХ ФИНАНСИСТОВ

 выпускников и сотрудников Военного финансово-экономического университета



Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2017 » Апрель » 13 » Царизм крепчал
19:25
Царизм крепчал

Александр II продал регион, служивший примером освоения новых земель


150-летие продажи российских владений в Северо-Западной Америке – безрадостный юбилей. Но сама тема подвигает не столько на посыпание головы пеплом, сколько на глубокие размышления и актуальные выводы.
 
Англосаксонская литература по русской «тихоокеанской» теме объемна и интерес к ней, особенно в США не исчезает, что само по себе показательно. Похоже, кое-кто в Америке опасается, что Аляска так или иначе может вновь стать русской. Во всяком случае американский консерватор Патрик Бьюкенен, в США считающийся полумаргиналом, но имеющий достаточно трезвый взгляд на ситуацию, издал труд с говорящим названием «Распад сверхдержавы», имея в виду не прошлое Советского Союза, а будущее Соединенных Штатов.

Преступление и осознание

Давно сказано, что юбилей – хороший повод для сосредоточения внимания на нерешенных проблемах. В данном случае одна из них – установление объективного научного взгляда на такое выдающееся явление нашей истории, как Русская Америка, а также взвешенная оценка факта продажи.

«Нишевое военное издание «Военно-промышленный курьер» на днях разразилось состоящей из двух частей статьей под заголовком «Аляска, которую мы потеряли», сожалея о том, что могло бы быть».
New-York Times, 30 марта

Чисто научная библиография по теме обширна, но неоднозначна по качеству и заявленным подходам. Наиболее обстоятельное освещение истории Русской Америки было предпринято в сталинскую эпоху. Например, материалы экспедиций Беринга были изданы в 1941-м накануне Великой Отечественной войны. Документы по теме публиковались и в 40–50-е годы. Тогда же были переизданы важнейшие источники, например записки Гавриила Сарычева, Лаврентия Загоскина. Впрочем, и в 80-е появлялись ценные сборники документов по изучению русскими северной части Тихого океана в XVIII веке.

Современную же научную литературу чаще всего нельзя назвать исторически адекватной проблеме, ибо не подчеркивается основное – то, что продажа Русской Америки явилась величайшим и беспрецедентным в истории страны – во всяком случае до 1991 года – государственным и цивилизационным преступлением. Зато нередки проявления идейного компрадорства. А ведь США противостояли России и были враждебны ей еще с момента принятия «Плана договоров» 1776 года. Цивилизационные принципы «отцов-основателей» Североамериканских Штатов, их политическая практика были антагонистичны русскому цивилизационному началу и основным постулатам внешней политики России. Скрытые и открытые провокации и диверсии против нашей страны издавна характерны как для Великобритании, так и для более позднего англосаксонского порождения – Соединенных Штатов. Одной из таких диверсий и стало постепенное системное отторжение от России ее важнейшего территориального и геополитического приобретения конца XVIII – начала XIX века – обширнейших и богатейших земель по ту сторону Берингова моря. Причем русское укоренение не сопровождалось тем хладнокровным геноцидом, который был характерен для освоения англосаксами атлантического побережья Американского континента.

 

Царизм крепчал
«Подписание договора о продаже Аляски 30 марта 1867 года. Слева направо: Роберт С. Чу, Уильям Г. Сьюард, Уильям Хантер, Владимир Бодиско, Эдуард Стекль, Чарльз Самнер, Фредерик Сьюард». Репродукция картины Э. Лейтце

 

Появление русских на Алеутах, Кадьяке, Аляске, Кенае было естественным шагом в великом движении наших предков на восток, к Солнцу. Оно началось намного раньше, чем рыльский купец Григорий Шелихов в 1784 году основал первое постоянное поселение на острове Кадьяк. В 1937-м изыскательская партия Главной службы землеустройства департамента внутренних дел США открыла на Кенайском полуострове остатки поселения примерно трехсотлетней давности. Точная его принадлежность не установлена до сих пор, но еще в 1944-м американский исследователь Т. С. Фарелли высказал предположение, что оно было основано… новгородцами, бежавшими сюда около 1571 года.

Более убедительна, впрочем, версия о том, что здесь поселились русские мореходы экспедиции Семена Дежнева: два его коча были унесены бурей и пропали. На основании этого ряд авторов склонны отодвигать дату русского открытия Северо-Западной Америки почти на сто лет – с 16 июля 1741-го (когда к ее берегам на судне «Святой апостол Петр» подошел Витус Беринг) на сентябрь-октябрь 1648-го. А точнее, с 21 августа 1732 года, когда на северо-западный край континента ступил геодезист Михаил Спиридонович Гвоздев. Так или иначе появление на северо-западной оконечности Америки русских – первыми из европейцев – было обусловлено географически, исторически и цивилизационно. Вот почему естественной границей России на востоке должны были быть даже не Приморье, Курилы и Командоры, а те земли, которые в свое время именовались Русской Америкой и естественным образом вошли в состав государства. Отказываясь от нее, Россия утрачивала свои великие тихоокеанские перспективы.

Знание и понимание прошлого может помочь в выработке верной линии поведения народов в настоящем и будущем. Современная – разобщенная и расчленяемая – Россия обязана преодолеть кризис, порожденный как двухвековой подрывной деятельностью внешних злых сил против нее, так и нашим собственным неразумием.

От расцвета к упадку

Легенда Русской Америки и Российско-Американской компании (РАК) – ее первый Главный правитель Александр Андреевич Баранов (1746–1819). Человек размаха петровского, достойный сподвижник Шелихова. В 1790 году на компанейском галиоте «Три святителя» Баранов перешел из Охотска к Уналашке на Алеутах. У берега потерпел крушение, но люди спаслись. В 1791-м после зимовки на Уналашке на байдарах добирается до острова Кадьяк, где тогда находилось главное русское поселение, еще шелиховское. В 1796 году экспедиция достигает залива Якутат, где Баранов поднимает русский флаг. На 60-м градусе северной широты возникает поселение Новороссийск. А в 1799 году Баранов высаживается на острове Ситка (Ситха) в архипелаге Александра и основывает там укрепленный острог. В 1803-м с Кадьяка отправляется первая русская промысловая партия в Калифорнию, где в 1812 году была основана колония Форт-Росс. Ее судьба – отдельная страница в русской американской истории. Наконец, в 1804-м на острове Ситка архангелогородец Баранов закладывает крепость Ново-Архангельск, ставшую с 1809 года официальным административным центром российских американских владений.

Архипелаг имени русского императора, в который входит и остров Баранова, эскадрой непотопляемых авианосцев и сегодня вытягивается у самой кромки канадской Америки, от которой Русская Америка тогда отхватывала на материке узкую полосу длиной под тысячу километров! Если бы эти «авианосцы» по сей день несли службу России, вряд ли ее положение в начале XXI века было бы таким, какое есть. Одна ракетная база на острове Баранова все меняла бы кардинально.

Усилиями правителя в русских колониях строятся верфи. В 1794 году в Воскресенской бухте был спущен на воду трехмачтовый «Феникс» – первое судно Русской Америки с размерениями: длина – 24 метра, ширина – 7,6 метра, глубина трюма – 4,5 метра. Построенное на Аляске же одномачтовое судно – куттер «Ольга» на десять лет стало флагманским кораблем Баранова.

Он положил начало разведке природных богатств Аляски. В одном из донесений Шелихову писал: «Железные руды отысканы в довольном количестве, и для опыта железо сковано, а потому и открыта надежда завести железные заводы с пользой для отечества».

На Кадьяке создается медеплавильное производство, и колокола, отлитые из барановской меди, висели в церквах Калифорнии даже в 60-е годы XIX века и позднее. Баранов начинает разработку угля на побережье Кенайского полуострова, и к 1850-м добыча превысила 20 тысяч пудов (320 тонн) в месяц. В русских селениях на Аляске имелись кирпичные заводы и лесопильни, дубильные мастерские, сукновальни, даже шляпное и чулочное производство. И конечно же, Баранов вел расширяющийся промысел пушного зверя.

Править порой приходилось твердой и даже жесткой рукой, однако в том присутствовала суровая необходимость. Основная масса местного населения с русскими ладила, чем восхищался еще Джордж Ванкувер. Тем более мирной ситуация стала в начале XIX века – многие алеуты уже работали на РАК. Исключение составляли индейцы-тлинкиты, но вряд ли они были бы так опасны, если бы в эти места не просачивались все чаще англосаксонские хищники-хапуги.

Геополитик Алексей Ефимович Вандам (Едрихин) позднее писал: «Ново-Архангельск сделался первым портом на Тихом океане, оставив далеко позади себя испанский Сан-Франциско (речь о 1810-х годах. – С.Б.). К нему сходились все суда, плававшие в тамошних водах. Радушно принимая всех иностранных гостей, Баранов ни на минуту не упускал из виду русских интересов... не покладая рук работал над упрочением нашего положения… В общем, за время своего пребывания во главе компании Баранов сделал для России то, что не удалось сделать ни одному простому смертному. Он завоевал и принес ей в дар всю северную половину Тихого океана, фактически превращенную им в «Русское озеро», а по другую сторону этого океана – целую империю, равную половине Европейской России, начавшую заселяться русскими и обеспеченную укреплениями, арсеналами и мастерскими так, как не обеспечена до сих пор Сибирь... С уходом этого великого человека кончился героический период русской деятельности на Тихом океане».

В конце осени 1818 года эпоха Баранова в истории Русской Америки завершилась, и на первое время его сменил опытный, хорошо образованный моряк и судостроитель 38-летний Леонтий (Людвиг) Андреянович фон Гагемейстер (1780–1834), отбывший на посту Главного правителя владений РАК неполный 1818 год. Кроме него, его сменщика лейтенанта Семена Ивановича Яновского, управлявшего колониями РАК в 1819 и 1820-м, да еще капитана 2-го ранга Рудакова, почти все остальные правители назначались, как правило, на пятилетний срок. Вот их полный список после Яновского.

Капитан-лейтенант Матвей Иванович Муравьев (1820–1825), капитан-лейтенант Петр Егорович Чистяков (1825–1830), капитан-лейтенант Фердинанд Петрович Врангель (1830–1835), капитан 1-го ранга Иван Антонович Куприянов (Купреянов) (1835–1840), капитан 2-го ранга Адольф Карлович Этолин (1840–1845), капитан 2-го ранга Михаил Дмитриевич Тебеньков (1845–1850), капитан 2-го ранга Николай Яковлевич Розенберг (1850–1853), капитан 2-го ранга Алексей Ильич Рудаков (1853–1854), капитан 1-го ранга Степан Васильевич Воеводский (1854–1859), капитан 1-го ранга Иоганн (Юхан) Хампус (Иван Васильевич) Фуругельм (1859–1864)... Последний Главный правитель – капитан 1-го ранга князь Дмитрий Петрович Максутов занимал свой пост три года – с 1864 по тот 1867-й, в котором Русская Америка прекратила свое существование.

 

Русское укоренение не сопровождалось тем хладнокровным геноцидом, который был характерен для освоения англосаксами атлантического побережья Америки

 

Как видим, это все строевые, на государственной службе находившиеся чины... Один из разделов монографии знатока вопроса Н. Н. Болховитинова «Россия открывает Америку. 1732–1799» так и называется «Морские офицеры управляют русскими владениями в Америке». Однако Болховитинов заявлял, что хотя они и были знающими, честными и добросовестными людьми, но, как правило, смотрели на пребывание в Америке как на явление временное. Это совершенно не так. Большинство были опытными администраторами, имевшими большой опыт службы в РАК. Особенно выделялся Врангель. В качестве Главного правителя русских колоний в Америке он сменил Чистякова.

При том верфи Ново-Архангельска спустили на воду два бота – «Сивуч» и «Бобр». Врангель линию продолжил – в 1832 году колониальная флотилия пополнилась гукер-яхтом «Мореход» и шхунами «Квихпак» и «Чилькат» местной постройки.

При Фердинанде Врангеле обветшавшие барановские постройки сменились новыми и красивыми. Под «смотрением» его помощника Адольфа Этолина, будущего Главного правителя, получила преобразование школа для воспитанников РАК. Было сильно ограничено потребление спиртных напитков, возросли доходы служащих, улучшилось положение алеутов. При Врангеле же произошел показательный инцидент с английским кораблем «Дриад», пытавшимся незаконно пройти по русским водам Стикина мимо редута святого Дионисия (Дионисиевского) в английские верховья реки. Русский парень Дионисий Заремба – дважды «кругосветчик», командовавший компанейским 14-пушечным бригом «Чичагов», у редута Дионисиевский «Дриад» арестовал, а Врангель эти действия одобрил. Взбеленившийся Лондон потребовал за «срыв экспедиции на Стикин» 22 150 фунтов (135 тысяч рублей). Злой гений русской дипломатии Карл Нессельроде признавал «справедливость» английских претензий на «свободу действий», но «патриотично» опротестовывал сумму претензий... Эту пустейшую дипломатическую бодягу российский МИД терпел несколько лет.

За десятилетия РАК превратилась в могущественное предприятие фактически под государственным контролем. Она соперничала с канадской Компанией Гудзонова залива… 15 постоянных поселений, порты, верфи, торговые склады, пашни, фермы, огороды, промысел зверя, добыча полезных ископаемых, морские исследования и походы, опытный персонал… Это был целый мир с налаженной и развитой инфраструктурой.

Однако 1850-е стали годами неестественного разрушения Русской Америки, хотя даже в начале десятилетия янки боялись, например, возможного русского Орегона. А если бы Россия протянула свою державную десницу к Орегону лет на тридцать-сорок раньше – в александровскую эпоху? Или хотя бы в середине николаевских 1830-х? Но уже тогда Николай I не ценил даже ту Русскую Америку, которая давно была реальностью и которая стала России в великие труды.

Зато государственный секретарь Сьюард (William Henry Seward) во время Крымской войны произнес в Сент-Поле (штат Миннесота) очень откровенную речь: «Стоя здесь и обращая взор к Северо-Западу, я вижу русского, который озабочен строительством гаваней, поселений и укреплений на оконечности этого континента как аванпостов Санкт-Петербурга, и я могу сказать: «Продолжай и строй свои аванпосты вдоль всего побережья вплоть даже до Ледовитого океана – они тем не менее станут аванпостами моей собственной страны – монументами цивилизации Соединенных Штатов на Северо-Западе...»

Одной этой цитаты достаточно, чтобы ухмыльнуться по поводу уверений насчет того, будто янки чуть ли не одолжение России сделали, купив у нее в 1867 году якобы абсолютно ненужную им Аляску – так, на всякий случай… Проговор Сьюарда ставил крест на добром полувеке уверений Вашингтона в неизменной дружественности к России. Но Николай I не внял и этому откровенному проявлению враждебности США. В эпоху же Александра II небрежение сменилось прямым отвержением Русской Америки.

Плоды трудов – в чужие руки

Мысль о ее продаже заронил в немудрую голову Александра II явно с чьей-то подачи брат императора – великий князь Константин не позднее 1857 года. А в мае 1860-го в Русскую Америку направляются два ревизора с широкими полномочиями. От Министерства финансов – действительный статский советник С. А. Костливцев, от Морского министерства – капитан-лейтенант П. Н. Головин. Оба идею продажи не поддержали. В отчете от 20 октября 1861 года Головин прозорливо писал: «…Общественное мнение России до сих пор негодует за уступку нашей бывшей фактории в Калифорнии (в декабре 1841-го. – С. Б.), особенно с тех пор, как рядом с селением Росс открылись золотые прииски. А… легко может случиться, что люди предприимчивые… откроют и в колониях наших богатства, о существовании которых теперь и не подозревают». Особенно полезно знать следующее заявление Головина: «Что же касается до упрочения дружественных отношений России с Соединенными Штатами, то можно сказать положительно, что сочувствие к нам американцев будет проявляться до тех пор, пока оно их ни к чему не обязывает или пока это для них выгодно. Жертвовать же своими интересами… американцы никогда не будут».

Однако администрация Александра II взяла курс на продажу, чему активно и провокационно способствовал российский посланник в США Стекль – фигура более чем непрозрачная. 16 декабря 1866 года Особое совещание с участием императора решило Русскую Америку продать. Узнав об этом, молодой сотрудник Азиатского департамента МИДа Федор Остен-Сакен подготовил записку, знать о которой нам тоже полезно. «Положение наших американских колоний в мире политических отношений может быть названо особенно выгодным… Едва ли основательно опасаться захвата наших колоний другой державой. Через продажу наших американских колоний сложившееся исторически распределение североамериканского материка между тремя великими державами (Россией, Англией и США. – С. Б.) будет нарушено... Ныне благотворное для нас равновесие в северо-западном углу Америки... будет разрушено безвозвратно».

Особое внимание обращаю на актуальнейшие и для сегодняшней России слова Остен-Сакена «…нынешнее поколение имеет святую обязанность сохранить для будущих поколений каждый клочок земли, лежащей на берегу океана, имеющего всемирное значение».

Сведения о предстоящей продаже быстро просочились в общество, и газета издателя «Отечественных записок» Краевского «Голос» возмущалась: «Сегодня слухи продают русские американские колонии, кто же поручится, что завтра не начнут те же самые слухи продавать Крым, Закавказье, Остзейские губернии? За охотниками дело не станет... Какой громадной ошибкой и нерасчетливостью была продажа нашей колонии Росс на берегу золотоносной Калифорнии. Позволительно ли повторить теперь подобную ошибку? И неужели чувство народного самолюбия так мало заслуживает внимания, чтобы им можно было пожертвовать за какие-нибудь пять-шесть миллионов долларов? Неужели трудами Шелихова, Баранова, Хлебникова и других самоотверженных для России людей должны воспользоваться иностранцы и собрать в свою пользу плоды их?».

Увы, это были не слухи. Как не слухами оказалось через сто с лишним лет то, что Россия, идя на поводу у внешних и внутренних враждебных сил, сама лишила себя и Крыма, и Закавказья, и Остзейских прибалтийских территорий. А Краевский мог бы напомнить еще и о Ломоносове, уверенном, что «российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений европейских в Азии и в Америке».

Раздвоение нации

Американец Бернард Пейтон, проделавший путь из Сан-Франциско через Кантон, Калькутту, Александрию и Лондон, писал летом 1856 года жене о России, формально – уже стране Александра II, но фактически – еще николаевской: «Эти русские – как они медлительны! У них нет никакого представления о ценности времени». Но в те же годы француз Эдмонд де Айи восхищался умением и распорядительностью героев забытой ныне обороны Петропавловска-Камчатского в Крымскую же войну – генерала Василия Степановича Завойко и командира фрегата «Аврора» капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Изыльметьева. Де Айи сравнивал их с адмиралом Нельсоном и восклицал: «Как восхитительно их умение пользоваться временем».

Да, хотя Россия редко оказывалась награждена компетентными, ответственными и преданными России властителями, но она всегда была богата деятельными патриотами. Богата ими и поныне. И власть в России должны иметь они – труженики и патриоты.

Русские – великий народ, и лишний раз мы доказали это своей тихоокеанской эпопеей. Но она же, этот особый период в нашей истории, показывает, что для России особенно значимо то, что представляет собой ее верховная власть и чем она руководствуется... Если во главе умные патриоты, страна обретает силу и перспективу. Если у власти оказываются бездари, Иваны, не помнящие родства, держава слабеет и дряхлеет.

Если вдуматься, Русская Америка зарождалась еще в эпоху Ивана IV, когда началось не просто расширение государства до его естественных границ на восток, а движение, сознательно инициируемое на высшем уровне. Как подлинный русский патриот Грозный был оболган и при жизни, и за гробом. Но двинул русских на восток именно он. Однако не в одном Грозном было дело, а прежде всего в подлинно русском духе. Пытливом, деятельном, отважном, упорном и неприхотливом…

Хотя русского народа, причем, и в самой толще его массы, и в верхних слоях, всегда было два, принципиально отличающихся один от другого. Народ Ивана да Марьи и народишко Ванек и Манек... Первый бил чужеземцев, второй – лизал им пятки. Первый создавал певучие, берущие за душу песни, второй – похабные частушки. Первый в тяжелую годину хмурил лоб, затягивал пояс и засучивал рукава, второй – юродствовал.

Второй жил абы как, не очень интересуясь даже тем, что за дальним лесом. Норовил отлежаться на печи... А первый шел за тридевять земель – не завоевывая их, а органически вбирая в круг русского дела. Иван, сын Ивана да Марьи, шел в новые земли как выразитель общей русской воли в силу широты характера. И даже если шел вроде бы за ясаком и «мягкой рухлядью», то в итоге – за судьбой русской земли...

В XVIII веке Россия начала осваивать Русскую Америку.

В XIX веке она вначале развила ее, а затем бездарно сдала янки.

В XX веке Россия Америку небезуспешно догоняла и успешно ей противостояла. Нынешняя, утратившая свои естественные границы Россия XXI века бездарно проматывает и обессмысливает прошлое, настоящее и будущее России вечной...

Где найти силы для противостояния и победы?

Ответ очевиден – в себе. В силе примера и в жизни предков. В великой русской истории.

Серия моих статей («Украденный приоритет», «Аляска, которую мы потеряли») вызвала ряд комментариев. С горечью убеждаюсь, что и сегодня не изжиты слепые рассуждения о якобы ненужной России «ледяной пустыне», о якобы «нехватке средств» и т. д. Удручил показанный по НТВ фильм «Русская Америка. Прощание с континентом». Посмотрев его, понял, что наряду c антипатриотизмом в нашу жизнь входит не менее страшное явление – апатриотизм. Как сообщает нам Словарь русского языка С. И. Ожегова, аполитизм – это безразличие к вопросам политики… Апатриотизм – это полное безразличие к истории Отечества, к нашим героям и задачам. Фильм НТВ не антипатриотичен, он просто ни о чем… В конце сообщив, что РАК с 1850-х годов основной доход имела на чайной торговле, автор и ведущий предлагает нам при чаепитии вспомнить: в развитие этой традиции на Руси внесла свой вклад и РАК.

Чашка импортного чая – все, что укладывается в узколобие нынешних апатриотов, равнодушных к подвигам и достижениям предков, давших России ее Америку. Однако автор надеется, что прозревающих соотечественников больше. Ради укрепления их уверенности в возможности нашего великого будущего он и пишет о прошлом.

P. S. Советник по арктической политике правительства штата Аляска Крейг Флинер заявил: «Возможно, русские развивали бы Аляску с точки зрения обеспечения национальной безопасности. И это бы в свою очередь привело к развитию добычи нефти, газа и минеральных ресурсов. Поэтому вполне возможно, что в отношении обеспечения безопасности страны регион был бы более развит».

 

Сергей БРЫЗКУН,
профессор Академии военных наук
 
Источник:  "ВПК"
 
 
 
Просмотров: 46 | Добавил: avladr43 | Теги: аляска, 150 лет, продажа Аляски, Александр II | Рейтинг: 0.0/0

Поиск

Календарь

«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz